Этот дневник ведётся от имени персонажа из моей головы, который задумывался как островок спокойствия и лирически-готических размышлений о смысле жизни, а он погружает меня в шизофренический ад и сводит с ума.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:31 

Блики ложатся на скривленный гребень стены.
Антигерой

Супергерои целыми днями трудятся,
С кадра на кадр прыгают, как форель.
Их узнаёт каждый первый, приветит всяк,
Премии, слава, автографы детворе.

«Меньше стволом размахивай! Ты, в очках!
Ты на прицеле. Приход Спайдермена тих».
«Руки устали висеть на карнизе, деточка?
Не беспокойся, Бэтман уже летит».

Так вот до ночи летают, латают и тушат мир.
Вечером сядут пить. О! Как пьёт герой!
Облако текста над их геройскими тушами
Будет наполнено руганью и хандрой.

Радуйтесь, радуйтесь, что они все -- не я.
Каждый пролезет всюду, спасёт всех.
Каждый, кроме меня. В деле спасения
Я бесполезен. Я -- человек-сейф.

Я не способен прыгать по небоскрёбам и
Падающих девиц на лету хватать.
Я лишь храню секреты. Стальными скобами
Схвачены связки, лёгкие и гортань.

Мне доверяются все. Кавалеры с дамами,
Домохозяйки, убийцы и короли.
Так получилось. Я ведаю стенограммами
Всех мировых правительств, домов и лиг.

Я для такого создан, здесь нету ничьей вины.
Ночью, под кипой признаний, бумаг и лент
Жжёт и пульсирует крохотный, незначительный,
Очень тяжёлый собственный мой секрет.

http://lllytnik.livejournal.com/

13:49 

Блики ложатся на скривленный гребень стены.
Тех, кого считают сильным,
Почему-то не жалеют:
Дескать, жалость унижает,
Дескать, жалость ни к чему.
Им положена гитара,
Да ещё пустой троллейбус,
Да ещё... А впрочем, хватит,
Слишком много одному...
(darth_wolf)

14:16 

Стихи Шутника

Блики ложатся на скривленный гребень стены.
запись шестая

Много курю опять, это в сентябре-то,
внутренне сжавшись, пью свои двести грамм:
врач прописал мне водку.
И сигареты.
И задушевные разговоры по вечерам.
То есть, врачей было много.
Собрали кворум,
спорили,
слушали что-то в моей груди...

Мне непонятно, где добыть разговоры,
даже один.


запись пятая

Бывает, просыпаешься поутру:
пафосный, хмурый, смотришь с тоской в окно.
Что бы сказал сейчас твой ушедший друг?
Не всё ли равно?
Ты заметил? Они давно сжимают кольцо.
Скоро, должно быть, уйдёшь к ним сам.
У меня в плеере полно мертвецов:
их музыка, их голоса.

Это не страшно, выдохни, оглянись.
Даже забавно, эдакая игра:
мертвые говорят из книжных страниц,
из старых телепрограмм.
Мертвые в каждом доме, в любой толпе,
На улицах, на плакатах, в старых газетах.
Я, например, не знаю, где я теперь,
Когда ты читаешь это.

http://lllytnik.livejournal.com/36542.html

18:40 

Через 10 дней в Выборг

Блики ложатся на скривленный гребень стены.

21:08 

Загнутый мир

Блики ложатся на скривленный гребень стены.
В этом мире на закате проваливаешься в преисподню, а с рассветом понимаешь, что звезды уже сожгли меня заживо. Вместе с твоим сердцем.


http://nightnat.livejournal.com/

14:28 

Блики ложатся на скривленный гребень стены.
Дорога на Север и Путь на Восток
Сойдутся однажды на стыке миров,
На стыке времен и границ,
Как стая кочевников-птиц.

18:27 

фантастика физики

Блики ложатся на скривленный гребень стены.
11:02 

Блики ложатся на скривленный гребень стены.
19:50 

Блики ложатся на скривленный гребень стены.
Аталантэ

Ударом черных крыльев рассечен небесный свод.
Тревога и бессилье, очарованный полет
К той бездне на закате, где теряется луна,
И вечным жжет проклятием погибшая страна.
Так, что ни ночь, до света устремляется душа
По западному ветру, как по лезвию ножа,
В бушующее море, в белопенную беду –
Да не упьется горем и не сгинет в том аду!

Пусть под покровом волны кровь и пепел схоронят.
И пусть не будет больно не решившимся понять –
Ведь им, живым, не видеть в прах поверженных святынь.
Расплата за гордыню – дочь безумия, полынь…
Но, что ни ночь, до света устремляется душа
По западному ветру, как по лезвию ножа,
Туда, где смерти верят, туда, где чаек стон
Напомнит о потере и вернет кошмарный сон,

И вновь укрыты тенью островерхие столпы,
И сотни фунтов вспененной чернеющей судьбы,
Короной драгоценной упираясь в небеса,
Застыли на мгновение, и не закрыть глаза…
И потому до света устремляется душа
По западному ветру, как по лезвию ножа,
Туда, где верят смерти только смерти вопреки,
Где, стиснув зубы, терпят – и не разжать руки.

И болью просоленные, сверкают сквозь года
Глаза его граненого сапфирового льда,
Следы улыбки стертой, пристывающей к губам,
И золото на черном, как надгробие векам.
И снова до рассвета устремляется душа
По западному ветру, как по лезвию ножа,
В покинутый могильник, где, как в немом кино,
Изломанные крылья, вонзившиеся в дно…

Клянусь Небесным Молотом в негаснущих огнях,
Обрывком черным с золотом и кровью на камнях,
Что из соленой замяти восстал другой, не-Я –
Из опаленной памяти и из небытия.
И вот уже, как прежде, устремляется душа
В отчаянной надежде, как по лезвию ножа,
По западному ветру, за спиной забыв восход,
Туда, где верят смерти, туда, где вечно ждет он…
Туда, где вечность ждет.

http://www.diary.ru/~Johnas-O-Cellaigh/

20:20 

Черным по белому крылья легли на перекрестье усталых мечей... Джем

Блики ложатся на скривленный гребень стены.









23:55 

Ольга Седакова "Путешествие волхвов ч 2", стихотворение 10

Блики ложатся на скривленный гребень стены.
Велик рисовальщик, не знающий долга
кроме долга играющей кисти:
и кисть его проникает в сердце гор,
проникает в счастье листьев,
одним ударом, одною кротостью,
восхищеньем, смущеньем одним
он проникает в само бессмертье –
и бессмертье играет с ним.

Но тот, кого покидает дух, от кого
отводят луч,
кто десятый раз на мутном месте
ищет чистый ключ,
кто выпал из руки чудес, но не скажет:
пусты чудеса! –
перед ним с почтением
склоняются небеса.

19:41 

Блики ложатся на скривленный гребень стены.
Первый акт - занавес во всю ширь.
Не трогать ружье на стене -
Оно пригодится попозже.
Маленький, всеми проклятый гений,
Капля всемирной души,
Идет в этот мир из глуши,
Кинуть в него свои дрожжи.
Залы веселых столиц
Примут не сразу, но наверняка.
Вот путь от дурацких "зачем?"
До страшных "почем?",
Как только войдешь в эти двери.
Театр начинается с виселиц,
Не потеряй номерка.
Здесь так трудно выжить, не став самому палачом,
Но в это не хочется верить.

Да сохрани тебя небо,
Хотя бы в единственный раз.
Странная небыль,
В которую дай Бог поверить
Кому-нибудь из нас
.

Я прошел мимо умных и правильных книг -
Неприметный солдат рок-н-ролла,
Не помышляющий стать офицером.
Сексуальные революционеры,
Куда мне до них,
Героически павших на баррикадах
Вендиспансеров.
Но я тоже не свят, я жаждал любви
Да и прочих безумных вещей,
Зашвырнув в дальний угол талмуд
С главой про тычинку и пестик.
Через несколько лет вы услышите крик
И хруст поврежденных хрящей -
Это я в первый раз наступлю
На горло собственной песне.

Храни меня, небо,
Пока я в терновых венках.
Корка черного хлеба
И целая вечность до третьего звонка.

Акт второй - пора становиться большим.
Время разбрасывать камни в огороды собратьев,
Голосу времени вторя.
Я занялся всерьез
Покореньем каких-то вершин,
Не заметив, что уровень неба,
Постепенно спускается
Ниже уровня моря.
Я стал в доску своим
Среди в стельку чужих,
Разменяв идеалы,
Что в юности вынес со стрита.
И столкнувшись с язвой желудка,
Как с одним из путей спасенья души.
Я решил отсидеться в тиши
И отделаться легким гастритом.

Хорони меня, небо,
Я в лавровых венках.
Что за чертова небыль.
Еще двести грамм коньяка
До третьего звонка.


Третий акт - надвигается эра реформ.
Сними же ружье со стены,
Передерни затвор, ну и так далее.
Смерть - совершенна среди готовых лекарственных форм.
Что же там лечит горбы,
Не говоря о воспаленьи миндалин.
Напиши на рецепте
"Прием раз в жизни, перед сном, натощак",
И она не замедлит прийти
Бескомпромиссная, словно очковая кобра.
Жизнь, о Боже, как трудно вымолвить слово "прощай"
Соленое море в глазах навеки размоет твой
Всепобеждающий образ.

Возьми меня небо
Из похоронных венков.
Окуни меня в небыль вечно звучащей симфонии
Третьих звонков
.(c)

08:00 

Блики ложатся на скривленный гребень стены.


Мой театр - мой каприз,
В нем нет кулис.
А зрительный зал -
Это я сам.

Кинчев

07:49 

Блики ложатся на скривленный гребень стены.
Черный Шут

Прокуренный был мой день
А ночь залита вином
Я злую маску одел
Оставив себя на потом
И голос хрипит, смеясь
И серое небо в глазах
Мой просто последний шанс
Я вырос в кривых зеркалах

Пр.
«Черный шут, еще стаканчик!» -
Мне кричат от стойки бара
Жизнь давно уже не значит
И струны твоей гитары
Пусть ночной кабак сегодня
Будет раем или адом
Так случилось, что для многих
Ничего уже не надо

На сцене стоит стакан
Сквозняк разгоняет дым
И чей-то усталый стон
Сорвется, оставшись один
Нам нечего больше делить
По векселю смерти платя
Я так разучился жить
Что просто забыл себя

Пр.

Последняя нота дрожит
В ночной пропадая тени
Кто скажет, что я еще жив
Пропахшие пеплом дни
Я ночью снимаю лицо
В холодной зеркальной воде
И черный заточенный кварц -
Мое отраженье везде

Jam




16:35 

Блики ложатся на скривленный гребень стены.
Скрипач на крыше, неба плач, поёшь - и кто-нибудь услышит, кивком ответит, и коньяк, и жар в груди...
И белой мышью луна на небе... от тоски и черный бархат, и приветы - всё где-то выше. Я один.

@музыка: плачь, маленький лорд, эта скрипка тебе отдаёт свои слёзы...

11:17 

Серое небо, холодная вода...

Блики ложатся на скривленный гребень стены.


Каждая клеточка тела пропиталась холодом и влагой, душа полна ветром и хочет взлететь...

14:44 

Я стану ночью твоей, кошмаром темных дверей, неслышной песней, невыпитым ядом...то же

Блики ложатся на скривленный гребень стены.

14:38 

n-ная степень опьянения - подношу спичку посмотреть, зажглась ли лампочка

Блики ложатся на скривленный гребень стены.

Такие вот сны. Лампа горит, а вокруг темнота. Пространство наполнено ужасом. Просыпаешься от тяжести и бессилия. И хочется истерически захохотать, но рот пересох, и раздаётся лишь хрип.

16:10 

Блики ложатся на скривленный гребень стены.
Липкая грязь бытия давит на душу. Жалко оставить, но брось, выйди наружу. Что мы теряем? Лишь жизнь с каждой минутой. Ценим секунды, не замечая суток. Что нам останется? Ночь - связка ножей - чтоб отрезать пуповину сумрачных дней.

15:56 

Здесь багряные капли вина поползут по столу...Джем

Блики ложатся на скривленный гребень стены.

Стена

главная